Список форумов Fireman.ru Fireman.ru
сервер Российской пожарной охраны
 
 FAQFAQ   ПоискПоиск   ПользователиПользователи   ГруппыГруппы   РегистрацияРегистрация 
 ПрофильПрофиль   Войти и проверить личные сообщенияВойти и проверить личные сообщения   ВходВход 

Гринпис - волонтерство

 
Начать новую тему   Ответить на тему    Список форумов Fireman.ru -> Добровольчество
Предыдущая тема :: Следующая тема  
Автор Сообщение
Fireman
Site Admin


Зарегистрирован: 25.12.2003
Сообщения: 1068
Откуда: Россия

СообщениеДобавлено: Пн 14 Май, 2012 22:49    Заголовок сообщения: Гринпис - волонтерство Ответить с цитатой

Добровольчество
Шаг за шагом

Третья противопожарная
В марте месяце завершилась Противопожарная экспедиция «Гринпис России» в Астраханский биосферный заповедник. Задачи на три недели были разнообразные: встречи и беседы с местными жителями, с волонтерами, со школьниками, с представителями власти. Была, конечно, и боевая работа – тушение тростника и травы. Цель же, как и в прошлые годы – помочь защитить от огня ценную природную территорию.
Работа эта нелегкая: основной горючий материал в Астраханской области – тростник. Он вырастает до пяти метров в высоту, у корней его – обычно плотный мат из упавших высохших стеблей. Горит тростник очень сильно, с высокой температурой и выделением большим количеством дыма. Добавьте к этому, что территория заповедника – это три участка в дельте реки Волги, разделенные значительными пространствами. Границы участков часто труднодоступны – дорог нет, территория перерезана многочисленными ериками (протоками). Иногда добраться сюда можно только пешком или на аэроботе. В пожароопасный период, который из года в год становится в регионе все продолжительнее, инспекторам заповедника трудно прикрыть всю его протяженную границу. Именно накануне такого периода и прибыла сюда экспедиция.
Основная причина тростниковых пожаров – воздействие человека. Как умышленное, так и неумышленное. Как сказал бы юрист – все формы вины: от неосторожности до умысла. Жгут пастбища, освобождая их от сухих остатков растений местные жители, жгут заброшенные поля, очищая их от бурьяна; жгут браконьеры тростник и траву, выгоняя из заповедника животных и отвлекая инспекторов; швыряют окурки в траву из проезжающих машин люди… с недостатком воображения того, что может тут от этого начаться.
Начало
Первые десять дней погода была на нашей стороне. Снег, холодно, сыро. Не самые благоприятные для пожаров условия. Это время использовали с максимальной пользой, следуя правилу, что «пожар легче предотвратить, чем потушить». В первую очередь, в селах, жители которых регулярно пускают тростниковые палы, угрожающие Астраханскому заповеднику, вместе с руководством охраняемой территории мы провели сельские сходы и противопожарные занятия в школах, а также краткие курсы для инспекторов заповедника.
Параллельно были подготовлены предложения по изменению федерального и регионального законодательства о предотвращении травяных палов (сейчас они рассматриваются областной думой). Провели мы и круглый стол с участием представителей региональной власти и журналистов, где еще раз акцентировали внимание на проблеме палов, необходимости совершенствования законодательства и альтернативах выжиганию тростника, который может и должен использоваться здесь в хозяйстве.
Тростник — ценное природное сырье (из него строят дома, загоны для скота, делают даже обои и оконные жалюзи), но чтобы наладить заготовку и переработку, нужна государственная поддержка. К сожалению, пока ни государственные, ни муниципальные органы области не озаботились этой проблемой. А значит, что пока не начнется половодье (а его в этом году прогнозируют не раньше начала мая), по всей области будут полыхать огромные площади тростниковых пожаров, а несколько десятков сотрудников заповедника с помощью добровольцев будут днем и ночью бороться с огненной стихией.
Ожидания оправдались
Все то время, пока экспедиция вела профилактическую работу, ее участники понимали, что стоит только хотя бы на пару дней установиться солнечной сухой погоде – и придется тушить. Уже 15 марта, когда здесь только-только перестал идти снег, были обнаружены первые дымы на горизонте. И мы провели на колесах полдня, пытаясь отыскать среди ериков источник дыма, но дым был неустойчивый, он то пропадал, то появлялся вновь.
17 марта сотрудница занимающегося космическим мониторингом пожаров НП «Прозрачный мир» Наталья Рогова, выйдя через телефон в интернет прямо из поезда «Москва-Астрахань», обнаружила выявленную спутником «термоточку» на границе Трехизбинского участка заповедника. В это время экспедиция была разделена на две группы, одна (руководитель – Михаил Крейндлин) оставалась на Дамчикском участке, вторая (руководитель – Григорий Куксин) была на сельском сходе в селе Мултаново. Ближе всех к очагу огня оказалась группа Куксина на полноприводном «Соболе», и именно она и выдвинулась для проверки сведений о пожаре. Группа на Дамчике какое-то время оставалась на своем участке, так как не было полной уверенности в том, что огонь с другого направления не придет и на этот участок.
Всю дорогу группа держит связь с Натальей Роговой, уточняющей координаты «термоточек», с руководством заповедника, пытаясь понять, какие силы есть у заповедника на угрожаемом направлении, какие еще есть угрозы территории, отслеживает изменение силы и направление ветра (спасибо интернету, надолго поселившемуся в нашем телефоне). Пока что ветер юго-западный и огонь идет к заповеднику.
Дым пожара – несколько мощных столбов черного и темно-серого цвета – мы увидели еще издалека. Километров с двадцати. Уже тогда стало очевидно, что очагов горения несколько и что пламя пожара интенсивно развивается. Отчего-то вспомнилась фраза из военно-морских рассказов: «полыхает от носа до кормы».
Путь на границу Трехизбинского участка был не прост: в селе Каспий дорога кончилась окончательно и бесповоротно. Намека на мост через ерик, отделяющий группу от пожара, не было и в помине. Местный житель рассказал, что тут переправляются по затонувшему понтону и с сомнением осмотрел наш «Соболь». Впрочем, отговаривать группу от форсирования ерика по столь ненадежной переправе, не стал. А переправа действительно впечатляла: спуски из металлических листов, уходящие под лед. Где-то подо льдом якобы и лежит понтон. Во всяком случае, должен лежать…
Вступаем в бой
Перебравшись через ерик, группа двинулась вдоль границы Трехизбинского участка, пока машина не увязла в канаве. Решив не тратить время на преодоление препятствия и ее откапывание, мы заправили водой со смачивателем воздуходувки и РЛО, и двумя «двойками» (одну из которых сопровождала фотограф Анна Баскакова) отправились на тушение. Руководитель группы – Григорий Куксин, осуществлял координацию и наведение на цель двоек по рации, стоя на крыше машины.
«Двойка» - это пожарный с воздуходувкой и пожарный с РЛО. В зависимости от марки воздуходувка имеет запас воды 12 – 20 литров (правда, при этом с водой вся конструкция весит 22 – 32 кг). В РЛО 19 литров воды. Если в воду добавлен смачиватель (хотя бы мыло) и если работать вдумчиво и спокойно, то этого запаса обычно хватает надолго.
«Двойка» подходит к фронту травяного или тростникового пожара с относительно безопасной выгоревшей территории, после чего мощной струей воздуха из воздуходувки (с добавлением воды при необходимости задавить сильный огонь) срезает горящие частицы травы и тростника, сдувая их на выгоревшую территорию. Роль пожарного с РЛО состоит в дотушивании тлеющих материалов, мелких очажков, отслеживании повторных возгораний. Плюс, такой боец с РЛО – это и «глаза на затылке» для бойца с воздуходувкой. Ведь огонь легко может обойти и отрезать путь к спасению.
На пожаре 17 марта с воздуходувками работали Михаил Рязанский и Антон Бенеславский, с РЛО шли молодые и на вид хрупкие девушки: Кристина Цуканова и Даша Шаповалова; кроме Антона (сотрудника «Гринпис») в «двойках» все – волонтеры. «Двойки» разошлись на свои участки и приступили к работе. Важной задачей было определить, какие очаги горения являются опасными для заповедника, на время проигнорировав менее опасные.
К счастью, ветер начал менять направление, температура была относительно низкой, а тростник еще не успел окончательно просохнуть. Сложение этих факторов в сочетании с оперативной работой «двоек» (которые «набегали» километров по 5-7 в тот день) и обеспечили особо угрожаемой границе Трехизбинского участка надежную защиту. Когда солнце село и стало очевидно, что огонь уходит от заповедника на юг, «двойки» вернулись к «Соболю», дружно впряглись в буксировочный трос и вытащили его.
В то время, пока группа Куксина тушила пожар, группа Крейндлина, в которую входили Валентин Илюшин, Дина Хитрова, Мария Васильева, Петр Румянцев, Игорь Подгорный и Владимир Строганов, выдвинулась с Дамчикского участка на помощь. По дороге она успешно подавила тростниковый пожар в районе села Полдневое (где впоследствии тушить пришлось еще не раз, поскольку очень любят местные жители палить траву и тростник). Применив воздуходувки и РЛО, группа Крейндлина справилась с пожаром и оперативно добралась до села Каспий, но, к сожалению, форсировать ерик по затопленному понтону на «Газели» не представлялось возможным. Прибыли и две машины заповедника с инспекторами.
«Передышка»
Следующий день выдался холодным и мокрым, что позволяло экспедиции сделать передышку. А 19 марта нам пришлось разделиться. Михаил Крейндлин, Григорий Куксин, Анна Баскакова и Наталья Рогова отправились в заповедник «Черные земли», расположенный уже в Республике Калмыкия, для проведения обучения местных инспекторов методике борьбы с травяными пожарами.
Оставшаяся часть под руководством волонтера Валентина Илюшина вернулась на Дамчикский участок на «Соболе» и УАЗе, принадлежащем заповеднику. Учитывая погоду, группа заранее запаслась водой со смачивателем. И не зря – по дороге обнаружила травяной пожар, который удалось довольно быстро потушить благодаря хорошо скоординированным действиям. Важно было ликвидировать его до того, как он перепрыгнет проселки и распространится на более обширные территории.
«№ 5»
Но настоящее бедствие началось 20 марта. Наступила сухая солнечная погода в сочетании с устойчивым ветром. И с самого раннего утра группа, дислоцированная на поселок Дамчик (кордон №3), наблюдала, как по всему горизонту в небо поднялись столбы дыма. Связавшись с администрацией заповедника, убедились в том, что непосредственно заповеднику огонь не угрожает, поэтому было принято решение выдвинуть часть группы на «Соболе» в район села Полдневое, где находилась паромная переправа.
Пожар, уже действовавший у Полдневого, имел довольно большую площадь и интенсивно развивался. Тушение начали с тыловой части. На траве и в тростнике – это обоснованная тактика: ветер переносит горящие частицы травы и тростника по воздуху на несколько сот метров, и если не протушен тыл, то новых очагов никак не избежать. Проблема была в том, что даже усилиями всей экспедиции было невозможно полностью потушить пожар. Поэтому дежурная группа сначала пресекла распространение огня в сторону Полдневого, вызвав одновременно часть группы, оставшуюся на кордоне, на подмогу.
После того, как угроза селу была снята, о чем местные жители даже не подозревали (как в песне «а город подумал – ученья идут»), группа переместилась к селу Нижненикольское и на низкой траве прекратила распространение огня в его сторону. После этого вернулась на кордон, потому что на западной границе участка начался пожар, который потенциально мог угрожать участку.
На следующий день история повторилась. На этот раз дежурной группе под руководством Валентина Илюшина пришлось спасать от огня рощицу. Деревьев в Астраханской области не много, растут они с трудом, и поэтому даже небольшая роща – большая ценность. Здесь для тушения была применена легкая мотопомпа (всего у экспедиции их было четыре: две большие и две малые).
Крайний пожар группа обнаружила уже по пути с кордона в Астрахань 22 марта. Вполне возможно, что причиной был брошенный из проезжающей машины окурок. Вдоль обочины на пару сотен метров – выгоревший участок, продолжавший гореть по краям до момента, когда мы прибыли. Отработанная технология работы и тут не подвела, и пожар был ликвидирован.
Оставим смену
А в это время руководитель экспедиции встречался с добровольцами из Астрахани, которые решили принять участие в защите родного края от пожаров. Григорий Куксин и Михаил Крейндлин рассказали астраханцам о методике тушения пожаров, показали оборудование. Эта встреча была очень важным эпизодом экспедиции. Ведь вполне очевидно, что никакой выездной энтузиазм базирующейся в Москве группы не сможет заменить добровольческого движения на местах. И чем больше будет возникать волонтерских групп в разных регионах, тем выше шансы, что ситуация с природными пожарами будет меняться в лучшую сторону.
Кстати, буквально через неделю после нашего отъезда в Москву астраханские добровольцы сумели оказать большую помощь Астраханскому заповеднику в защите от огня того самого поселка Дамчик, где базировалась наша экспедиция.
Уже в ночь с 22 на 23 марта экспедиция воссоединилась. К тому моменту убыла часть волонтеров, но те, кто остался, были готовы выехать на Трехизбинский участок, на границе с которым начинал развиваться очередной пожар. К счастью, ветер погнал огонь от заповедника, начался дождь, и экспедиция стала собираться в обратный путь.
Корни беды
А теперь возникает законный вопрос, а что же будет дальше? Оно понятно, что будь дело в приключенческом романе «О презабавнейших и полных опасностей приключений Противопожарной экспедиции», то все просто – во втором томе «Приключений» будет еще больше пожаров. Но вопрос не в том, сколько пожаров потушит «Гринпис», сколько их подавят инспекторы заповедника, сколько – местные добровольцы. Дело в том, что проблема с природными пожарами вообще и с травяными (тростниковыми) в частности как была, так и остается нерешенной.
Начнем хотя бы с того, что согласно приказу МЧС от 21 ноября 2008 г. № 714 «Об утверждении Порядка учета пожаров и их последствий» все, с чем ежегодно борются инспекторы заповедников, с чем билась и будет сражаться очередная противопожарная экспедиция и добровольцы – это, оказывается, не пожар. Ну не учитываются такие «горения», выжегшие только за четыре дня в дельте реки Волги 15 000 гектаров (по данным НП «Прозрачный мир»), как пожар. А соответственно, и никакие государственные и противопожарные службы Астраханской области не принимали и не принимают никаких мер по ликвидации этих пожаров.
Единственная государственная организация, которая самоотверженно боролась и борется с тростниковыми пожарами в дельте Волги - Астраханский государственный природный биосферный заповедник. И в этот раз она боролась эффективно, и с помощью участников нашей противопожарной экспедиции нигде не допустила перехода пожара на его территорию. А что будет, скажем, летом и осенью?
Парадокс заключается ещё и в том, что в настоящее время, заповедник не имеет права тушить пожары на своей территории. Связано это с тем, что с 1 января 2012 года введено было обязательное лицензирование деятельности по тушению лесных пожаров. И хотя на территории Астраханского заповедника лесов почти нет, он, как и другие федеральные особо охраняемые природные территории, обязан эту лицензию получать. Однако положение о лицензировании деятельности по тушению пожаров вступило в силу только 21 февраля 2012 года (когда обычно в Астраханской области уже активно горят тростники), а для получения лицензии, заповеднику нужно собрать массу документов, затратив при этом незапланированные ранее в бюджете немалые денежные средства.
Да и срок рассмотрения заявления о получении лицензии в технических органах Рослесхоза – не менее месяца. Соответственно, на момент начала массовых пожаров, хоть он и наступил в этом году на 2 недели позже, чем обычно, заповедник физически не имел возможности получить лицензию. И сейчас его сотрудники, борясь с пожарами, возможно, нарушают при этом закон. Хотя, конечно, тушение пожаров без лицензии все же подпадает под понятие «крайней необходимости», и вряд ли у кого-то поднимется рука попытаться привлечь заповедник к ответственности. Но факт остается фактом.
Не улучшает ситуацию и тот факт, что Министерство природных ресурсов РФ не продлило, по неизвестным причинам контракт, который позволял бы ему получать оперативную информацию о появляющихся «термоточках», с точными координатами возможных пожаров. А ведь 17 марта, только своевременное получение экспедицией «Гринпис» данной информации позволило быстро среагировать на угрозы заповеднику.
Есть и наболевшие годами моменты: у заповедника средств не так уж и много, чтоб закупить в достаточном количестве дорогостоящую технику, и зачастую «оружие» инспектора здесь – швабра для забивания огня. Хорошо, когда сюда можно подвезти мотопомпу, иной же раз на сильно пересеченной местности даже и это нереально.
Классическая же пожарная техника МЧС и региональной пожарной службы – автоцистерны, например, вообще непригодны на большей части здешней дельты. Для борьбы с массой природных пожаров нужны относительно некрупные мобильные группы, создавать которые пока не собирается ни одна из служб, ответственная за пожаротушение.
Впрочем, спорить о тактике и технике тушения пожаров, о необходимом оборудовании можно бесконечно, но любые наши решения будут эффективны только после принятия ряда решений на уровне РФ и ее субъекта. А именно:
• установить в федеральном и региональном законодательстве запрет на проведение палов сухой травы, ответственность за их проведение, в том числе и со стороны землепользователей, на землях которых прошел пал, вплоть до изъятия, в случае нарушения, земельного участка;
• отменить обязательное лицензирование деятельности по тушению лесных пожаров (по крайней мере, для государственных учреждений и общественных объединений);
• обязательно ввести учет травяных пожаров наравне с лесными, отменить запрет на распространение информации и отказаться от практики сокрытия и искажения достоверной информации о таких пожарах;
• создать экономические механизмы, которые будут стимулировать хозяйственное использование тростника, включая льготное кредитование предприятий и индивидуальных предпринимателей, а также отказывать в выдаче дотаций предприятиям, которые продолжают сжигать траву.
Ситуация в Астраханской области, где мы побывали и поработали, показательна для всей страны. Сейчас горят южные регионы Европейской России, Сибири и Дальнего Востока. Но уже через несколько недель травяные палы начнутся и в центральных областях России, которые не всегда готовы к эффективной борьбе с ними. А ведь признано, что палы травы и тростника являются причиной развития большинства лесных и торфяных пожаров. Согласно же прогнозам, погода во многих регионах будет способствовать возникновению пожаров, а это значит, что вероятность повторения пожарных катастроф 2010-2011 годов весьма велика.
Антон Бенеславский, сотрудник лесного отдела «Гринпис России»
Наша справка
Противопожарная экспедиция «Гринпис России» вернулась в Москву 26 марта, а спустя неделю огонь добрался до территорий Астраханского заповедника. И первые пожарные добровольцы из Астрахани приняли участие в тушении пожаров. На Дамчикском участке заповедника разгорелся сильный тростниковый пожар – огонь подошел вплотную к кордону. Тут-то и пригодились новым пожарным волонтерам знания, как тушить тростниковые пожары, и оборудование, которое им оставили после обучающего семинара участники экспедиции.
Нина Литвинова, директор Астраханского государственного заповедника: «30 марта огонь вышел на западную границу заповедника, где пришлось пускать встречный пал, чтобы остановить его, а 31 марта при штормовом ветре снова пошел в сторону заповедника, «перепрыгнул» через протоку Быстрая на остров, который мы потушили только ночью. На этом бы все и закончилось, но нет, 1 апреля все началось сначала.
Пока огонь держали на западе – другой мощный вал пришел с юга и при сильном южном ветре буквально пролетел на север, преодолев всего за 15 минут более 4-х км. Огонь действительно «перелетал» препятствия, вспыхивая на расстоянии до полукилометра от линии огня. Самый опасный момент наступил, когда он вышел к кордону Дамчик. Первый вал удалось сбить с помощью дежурившей тут прицепной цистерны с установленной на ней помпой. Женщины и пенсионеры тушили разлетающиеся «брызги» огня с помощью наших знаменитых швабр и ведер с водой. Ко второму валу подтянулись сотрудники заповедника, тушившие острова – они успели в считанные минуты растянуть рукава и включить помпы. Тут уж подоспел и пожарный расчет МЧС Камызякского района, помогали тушить и подоспевшие из города. Совместными усилиями критическая ситуация была ликвидирована и сотрудники вновь вернулись к тушению растительного пожара в островах. Тут им помогали и два волонтера из города».
«Все силы заповедника были брошены на то, что бы отбить огонь, иначе сгорела бы вся деревня, – сообщил пожарный доброволец Александр Алымов, принимавший участие в тушении. – Жители думали, что огонь перекинется на жилые постройки, и тогда шансов отстоять деревню не осталось бы. Пока работники заповедника, пожарные и добровольцы отбивались от огня, жители выпускали скот из загонов. Сильный ветер был главным врагом в эти минуты. Огонь распространялся с сумасшедшей скоростью».
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение Посетить сайт автора
Fireman
Site Admin


Зарегистрирован: 25.12.2003
Сообщения: 1068
Откуда: Россия

СообщениеДобавлено: Пн 14 Май, 2012 22:53    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Комментарий специалиста
Угрозу преуменьшать не стоит
В последние полтора десятилетия весенние палы сухой травы значительно участились и приобрели характер общенационального бедствия. Они стали одной из главных причин возникновения пожаров в лесах, на торфяниках, в сельских населенных пунктах и дачных поселках.
Точный ущерб, наносимый палами сухой травы, неизвестен, главным образом потому, что согласно приказу МЧС России от 21 ноября 2008 г. № 714 «Об утверждении порядка учета пожаров и их последствий» они не считаются пожарами и не подлежат официальному статистическому учету.
Ориентировочно, ежегодно весенние палы сухой травы, стерни и тростника охватывают площадь в 40-50 млн. гектаров, уничтожают от нескольких сотен до нескольких тысяч домов и дач, бесчисленное количество деревянных столбов ЛЭП и линий связи, заборов и тому подобных хозяйственных построек. Они представляют главную угрозу сети защитных лесополос в малолесных южных регионах России. Ежегодно от палов сухой травы гибнут люди – количество таких случаев неизвестно из-за отсутствия достоверной статистики, но скорее всего, оно исчисляется несколькими десятками человек в год.
Первым известным случаем гибели человека от пала сухой травы в 2012 году стала смерть 31 марта опытного парашютиста-пожарного при проведении «контролируемого отжига» в Свободненском районе Амурской области. Грозят они и состоянию здоровья россиян. Сильное задымление, вызываемое палами сухой травы во многих регионах, может приводить даже к смерти большого количества людей, страдающих заболеваниями органов дыхания и сердечно-сосудистой системы, а также детей и стариков, однако достоверная статистика на эту тему также отсутствует.
Основные предпосылки для массового распространения травяных палов создает упадок сельского хозяйства, из-за которого огромные территории бывших сельскохозяйственных угодий зарастают бурьяном, сенокосы не выкашиваются, солома и тому подобные растительные остатки не используются. Прогрессирующее вымирание сельских районов России ведет к тому, что огромные территории остаются почти без населения, способного обеспечить приемлемый уровень пожарной безопасности – притом, что поджигатели всегда находятся. Для сельскохозяйственных предприятий и фермеров палы сухой стерни и травы представляют собой самый простой и дешевый способ очистки полей перед пахотой, или очистки зарастающих сельхозугодий от бурьяна и кустарника. Для браконьеров палы сухого тростника – способ отвлечь внимание и силы инспекторов, например, особо охраняемых природных территорий от мест браконьерского промысла. Для потерявших нравственные ориентиры граждан палы сухой травы – это способ самореализации или даже мести более благополучной, на их взгляд, части общества.
Знаменательно, что массовому распространению палов сухой травы способствует панический страх многих сельских жителей оказаться в ситуации, когда кто-нибудь пустит пал в сторону их построек и земельных участков раньше, чем они сами пустят этот пал от себя при подходящем направлении ветра. Практически такой же страх служит основанием для проведения многочисленных «контролируемых отжигов», притом, что реально контролировать ход и последствия их давно уже некому, в связи с упадком сельского и лесного хозяйства, недостатком внимания со стороны органов местного самоуправления и т.д.
Государство в целом до последнего времени не только не боролось с массовыми весенними палами сухой травы, но и в значительной степени способствовало их распространению. Например, Рослесхоз своими приказами от 29 января 2010 года № 31 и от 28 февраля 2011 года № 36 предписывал органам управления лесами субъектов Российской Федерации контролируемо выжечь в 2010 и 2011 г.г. по 2,3 миллиона гектаров сухой травы и других растительных остатков (в 2012 году он от этого отказался). Главные управления МЧС по многим субъектам Российской Федерации докладывали, и продолжают докладывать, о многочисленных «контролируемых выжиганиях» в своих регионах, и не предпринимают достаточных мер по искоренению этой практики. Органы же местного самоуправления во многих регионах становятся главными зачинщиками выжигания сухой травы. Например, администрация Свободненского района Амурской области через три дня после того, как при проведении отжига погиб парашютист-пожарный, заявила на своем официальном сайте, что «главы сельских администрация совместно с сотрудниками пожарных постов проводят отжиги территорий вокруг каждого села... Администрация района выделила материальные средства для приобретения дизельного топлива и специального оборудования».
Массовые весенние выжигания, проводимые государственными организациями и органами местного самоуправления, создают палам сухой травы мощнейшую рекламу – и после нее убедить кого-либо в том, что жечь траву вредно и опасно, становится затруднительно. Это подтверждает опыт Забайкальского края, где в 2012 году попытались запретить весенние палы – а местные жители решение краевых властей просто проигнорировали, и продолжили жечь, как и прежде.
С течением времени растет не только количество палов сухой травы, стерни и тростника, но и связанный с ними риск возникновения крупных лесных и торфяных пожаров. И прежде всего оттого, что «лесные реформы» последних двенадцати лет (начиная с ликвидации Федеральной службы лесного хозяйства и Госкомэкологии РФ в мае 2000 года), и в особенности введение Лесного кодекса 2006 года, привели к разрухе в лесном хозяйстве и превращению большей части наших лесов в практически беспризорные земли.
Нищета и упадок возможностей органов местного самоуправления оставили практически без присмотра и другие природные территории, в том числе брошенные торфяные месторождения, часто находящиеся на землях запаса. Введение же с 1 января 2012 года обязательного лицензирования деятельности по тушению лесных пожаров многократно сократило количество организаций и людей, имеющих право тушить лесные пожары, в том числе возникающие от палов сухой травы на сопредельных с лесом землях – а значит, в немалой степени увеличило риск возникновения крупных пожаров.
Свой вклад в увеличение рисков вносит и погода: весной 2012 года в регионах юга Сибири и Дальнего Востока снег сошел слишком рано и быстро, когда еще не были полностью готовы к серьезной борьбе с пожарами – а палы сухой травы уже приобретали катастрофические масштабы. В средней полосе Европейской России из-за поздней весны пик сухости травы может прийтись на майские праздники, когда «на природу» выбирается наибольшее количество поджигателей. В общем, весной 2012 риск возникновения катастрофических лесоторфяных пожаров от палов сухой травы значительно выше среднего.
Поэтому всем, от кого в той или иной степени зависит пожарная безопасность на природных территориях, в деревнях и поселках, а также всем сознательным гражданам страны необходимо приложить максимальные усилия к тому, чтобы сократить количество палов сухой травы (в том числе якобы «контролируемых», которые на самом деле контролировать некому), убедить как можно большее количество людей в их вредности и опасности. Кроме того, необходимо проявлять максимальную бдительность в отношении тех территорий, где палы сухой травы могут привести к наиболее катастрофическим последствиям – сухих типов леса на глубоких песчаных или скальных почвах, в отношении осушенных торфяников и брошенных торфяных месторождений, и тому подобных местах.
Алексей Ярошенко, начальник лесного отдела «Гринпис России»
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение Посетить сайт автора
Показать сообщения:   
Начать новую тему   Ответить на тему    Список форумов Fireman.ru -> Добровольчество Часовой пояс: GMT + 3
Страница 1 из 1

 
Перейти:  
Вы не можете начинать темы
Вы не можете отвечать на сообщения
Вы не можете редактировать свои сообщения
Вы не можете удалять свои сообщения
Вы не можете голосовать в опросах


Powered by phpBB © 2001, 2005 phpBB Group